?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая | Следующая


Вот и подоспел новый выпуск "Квадриги Аполлона" с моей статьей "Курицыны дети". Статья посвящена "Большой книге" - и да, там опять имеются опечатки! Которых, замечу, в здешнем аналоге статьи (см. ниже) не было - ни в ЖЖ, ни на моем сайте, ни на фейсбуке. Мистика! Впрочем, нет, не мистика - МАГИЯ. Это она, родимая, заботится обо мне даже вопреки моей воле.

Не знаю, что бы сталось с моими комментаторами, кабы в тексте не оказалось ни одной опечатки. В прошлый раз точка в заголовке, поставленная верстальщиком, говорят, вызвала бурю чувств, так что программисту пришлось убрать и бурю, и нанесенный ею мусор, после чего включить премодерацию комментариев. Причем до моего появления никто не замечал, что премодерация слетела - потому что комментариев не было. Но там, где появляюсь я, появляется и моя неугомонная публика. Вива мне! И читайте мою статью, а также рассказы Юлии Старцевой и стихи Антона Нечаева. Да, это пиар, но я всегда пиарю только то, что мне нравится.

В следующий выпуск "Квадриги" постараюсь написать рассказ. Должна же я осваивать малую форму, а не только трехтомные романы писать? Хотя мне дай собрать детскую кроватку - пулемет выйдет.

* * *

Лауреаты нынче — смех и грех,
А премии теперь — как пули-дуры.
И если Юзефович лучше всех,
То вот вам и конец литературы.
Аристарх Зоилов-I


"Большая книга" вызвала уже даже не раздражение и негодование, а попросту недоумение и брезгливость. В одних случаях мы видим использование служебного положения — смена правил в ходе игры с каким-то купеческим, как в старину говорили, озорством. В частности, награжденная "Большой книгой" "Зимняя дорога" — отнюдь не роман, а документальная проза. Так что оценивать ее как роман ни у кого не получится. Специалист-историк, знаток описываемого периода может затеять дискуссию на тему "Почему не были учтены и обработаны такие-то источники?", но литературному критику здесь делать нечего. Работу Л.Юзефовича нельзя ни хвалить, ни ругать как художественную прозу, поскольку документальный жанр оценивается по другим критериям.

Тут если кого и обсуждать, то жюри: каким образом в качестве романа был представлен исторический нон-фикшен? Перед книгой отчего-то (видимо, для прояснения этого вопроса) дана статья некой Валерии Пустовой в журнале "Октябрь", 2015, №№ 4–6: "В то время как новейшая историческая проза мутирует в фантастику или эмигрирует на поле нон-фикшн, роман Леонида Юзефовича пролагает иной путь к памяти. Автор доказывает, что анализ — такая же писательская сила, как воображение, но, вплотную придерживаясь фактов — дневниковых записей, писем, свидетельств, — занят не занимательным их изложением, а выявлением закономерностей жизни". Кто-нибудь понял, что значит наукообразный бред В.Пустовой? Что изложение дневников, писем и прочих источников может быть изложением, а может, с благословения Большого жюри, не считаться таковым, а считаться "выявлением закономерностей жизни"? Новый жанр родился?

Что там дальше? "Карта боевого похода "белого" генерала и "красного" командира в Якутию в начале двадцатых годов прошлого века обращается для читателя в рисунок судьбы, исторические документы вплетаются в бесконечные письмена жизни, приобщающие читателя к архиву бесценного человеческого опыта. Роман о том, как было, превращается в роман о том, как бывает. Из хроники вырастает миф — о чем автор скупо обмолвится, на миг прервав скрупулезную реконструкцию чужих приключений. Да, в романе содержатся ростки для сказки о поиске "ключа бессмертия" в "заколдованном лесу" под "ледяной горой", для мифа о крае света и вечно стартующей одиссее, но точно также в нем прорастают сотни романов, трагических опер, горьких и ироикомических повестей. Это документальное полотно... " — и далее совсем уж невменяемое бла-бла-бла, в котором сухая описательная повесть безбашенно и безграмотно сравнивается с "Илиадой".

Позвольте, но если перед нами документальное полотно, то какого лешего пустоголовая Пустовая противопоставляет сей опус нон-фикшну? Труд по истории края, эссе это или монография, и есть нон-фикшн. Писатель Л.Юзефович написал нон-фикшн по истории конца 10-х — начала 20-х годов, снабдив повествование микроскопическими вкраплениями изложенных, а может, придуманных автором мифов. Искать эти вкрапления с лупой по всему историческому эссе, уж извините, недосуг.

Всякому, кто намерен изворачиваться ужом на сковороде, доказывая, будто "Зимняя дорога" каким-то неведомым образом может быть причислена к романистике, стоит прочесть несколько страниц, написанных вполне академическим стилем: "Из всей его группы уцелел только тяжело раненный и принятый нападавшими за мертвого начштаба Бухвалов, но и он скоро умер, ничего толком не успев рассказать. Ход событий восстановили по следам на снегу и положению трупов. Этим занялся командир головного эскадрона Иван Строд. В тот день он с авангардом отряда находился уже в Якутске, о случившемся узнал по телефону и на место гибели товарищей поспел лишь к вечеру.
"Мороз гулкими шагами делает свой ночной обход, трещит лед на Лене, — вспоминал Строд открывшуюся перед ним картину. — Черными, неподвижными, окоченевшими точками разбросаны по снегу те, кого здесь настигла смерть".
Отряд считался конным, исчислялся не в штыках, а в саблях и делился на эскадроны, но верховых лошадей должны были получить на месте. Двигались в санях и крытых кошевках. Каландаришвили со штабом, демонстрируя миролюбие и желая вызвать у якутов доверие к себе, ехал не таясь, без походных застав и разведки, и повстанцы об этом знали. Нападение произошло на льду Техтюрской протоки Лены. Узкая дорога вилась между островами, по сторонам ее поднимались обрывистые берега, поросшие тальником. Сидевшие в засаде якуты стреляли с такого близкого расстояния, что пыжи из ружей долетали до цели вместе со свинцом, их потом находили на телах убитых
". Каким образом следует оценивать подобный текст с художественной точки зрения?

Впрочем, попытки сделать из вполне приличной документальной прозы плохой роман привели к тому, к чему и должны были привести. Автор "Зимней дороги" пришел к выводу, что "им там виднее" и ощутил себя романистом и в данном случае, когда им был написан вовсе не роман, а приличный том документальной прозы. И сразу, знаете ли, всякое на ум пришло: что жюри ударилось в пассеизм. Притом, что все три лауреата "Большой книги-2016" уже получали эту премию в прошлые годы. Леонид Юзефович — за "Журавлей и карликов" (2009), Евгений Водолазкин — за "Лавра" (2013), Людмила Улицкая — за "Даниэля Штайна, переводчика" (2007). Работать с проверенными людьми и раскрученными авторами проще, чем искать новые имена, не так ли?

Гипотезу подтверждает выбор остальных лауреатов, чьи опусы попросту гомогенны, страницы избранных жюри книг можно тасовать, как колоду карт.

Улицкая демонстрирует своеобычное для ее книг вращение женской души вокруг мужского глубокомыслия. И опять в дело идут воспоминания и исторические источники начала прошлого века, где, по ощущению пресловутого жюри, прикопана вся мировая мудрость, в дневниках какого-нибудь университанта 1910-х: "Мысли о дарвинизме: теория эволюции органической жизни представляется мне в виде главной оси, от которой идут разветвления. Представители существующего животного мира располагаются на концах, из центральной оси нам известны не все, так как виды переходные не долговечны. Исполнив свое назначение (если о таковом вообще можно говорить), т. е. послужив ступенью к другому виду, — они исчезают.
Самым интересным вопросом является отыскание места человека на этой таблице. Есть ли он переходная ступень для чего-нибудь другого (например, к сверхчеловеку Ницше), или он занимает место на каком-нибудь конце разветвлений, что обуславливает более молодой возраст его как органического вида.
Сейчас мне пришло в голову такое решение этого. Если мы будем размножать какое-нибудь животное, очень быстро размножающееся, например, низшие или простейшие, или бактерии, то через некоторое время мы можем получить сотни поколений, последние поколения в силу закона эволюции уже будут, может быть, резко отличаться от первых. Заметив, через сколько поколений появляется разница, зная, сколько времени нужно для того, чтобы одно поколение выросло и сумело давать жизнь другим, мы сможем вывести отношение между возрастом жизни и периодом появления отличий.
Это отношение можно применить к жизни человека и узнать, когда могли или смогут появиться у человека такие отличия, при посредстве которых мы сумеем определить, где его место в родословной существующих и существовавших видов
". Таким Улицкой видится мужское глубокомыслие.

А так — женские метания: "Горло перехватило от жалости. Нора увидела вдруг, как горько и достойно она жила. Идеологическая бедность. Голые окна. Занавески, по ее убеждениям, — атрибут мещанства. Две задекорированные, скорее, забаррикадированные двери прежде анфиладной квартиры — одна буфетом, вторая книжным шкафом. Пыли в нем было не меньше, чем книг. У Норы с детства начиналась аллергия, когда она тут ночевала — в те годы, когда звала бабушку Марусю Мурлыкой и обожала детской страстью. Книги знакомые все до единой. Читаные, хорошо читаные. И по сей день Нора сражает всех невежд глубиной культуры — и вся культура ее происходила из этих двух сотен книг, подобранных как на необитаемый остров, испещренных мелкими карандашными заметочками на полях. От Библии до Фрейда. Ну да, необитаемый остров. Впрочем, вполне обитаемый — здесь паслись стаи клопов. Нору они в детстве заедали, а бабушка их не замечала. Или они ее?"

В сожительстве книг с клопами — вся Улицкая. У мужчин — споры с гениями, первооткрывателями. У женщин — воспоминания о сражениях с досадными невеждами и нищем быте. Мне кажется, сколько данный автор ни пиши "о женском" как бы с любовью и сочувствием, уши мизогинизма торчат из всех его книжек. Жизнь женщины — орбита вокруг горы хлама, эмоционального и материального: "Нора пролежала на Тенгизовых простынях, пока запах его почти улетучился, только иногда подушка вдруг отдавала какую-то тень его тела. И Нору передергивало.
“Это просто такая молекула, молекула его пота, — думала Нора. — А у меня такая болезнь, сверхчувствительность к этому запаху. Что за напасть? Почему эти короткие разряды так прожигают, оставляют такой след, такой шрам? А если бы он был обыкновенным любовником, с которым едешь на неделю в Крым или заводишь роман на гастролях — был же чудный мальчишка в прошлом году в Киеве, или старый Лукьянов, актер, бабник, любитель деталей и подробностей, почти на двадцать лет старше… — не так бы болело?” Ответа не было…
Шестой раз Нора с Тенгизом расставалась, и каждый раз это было все тяжелее.
[...]
Дыру, пробитую Тенгизом в ее существовании, полностью не прикрывал даже Юрик, и она залатывала ее любым пригодным для этого материалом. “Развнедельный” Костя пробоины этой не затыкал: маленький пластырь на большую рану. Лучше всего дыра конопатилась работой, она бралась за любое дело, не требующее выхода из дому.
[...]
– Ты меня не выгонишь? — сбрасывая полушубок, спросил Тенгиз.
Тогда Нора сказала про себя — выгоню! И одновременно вслух — заходи!
Колотун закончился: Нора поняла, что в одну минуту вошла в главное состояние своей жизни — быть рядом с Тенгизом. Это лучшее, что может быть, лучше всего ей известного — говорить с ним, сидеть за столом, спать, молчать.
– Мне одинаково сильно хочется тебя выгнать и уложить в койку. Я Козерог, Тенгиз. Для Козерога мир перестает существовать, когда он занимается любимым делом. А у меня любимое дело — ты…
".

Сорваться с любовной орбиты и уйти в стратосферу интеллектуальной деятельности не дано ни образованной женщине, ни даже женщине, умеющей думать и творить.

Е.Водолазкина и открывать не стоило, чтобы сказать: опять нам будут скармливать связь с тем самым историческим прошлым, которое в конце XX века глядит на нас, как на говно недостойных преемников своих.

Герой Водолазкина Платонов двойственен в суетном желании "вот так же стоять в окружении помощников и, глядя вдаль, медленно подносить к губам папиросу. Так же подкручивать торчащие кончики усов. Перед тем как двинуться к аэроплану, одной рукой застегивать на подбородке лямку шлема. Не спеша надевать очки-консервы. Но главная прелесть для меня заключалась даже не в этом. Меня завораживало само слово — авиатор", — и в то же время мечтающий о свободе от мнения "червей земных": "Мне кажется, что у людей состоявшихся есть особенность: они мало зависят от окружающих. Независимость, конечно, не цель, но она — то, что помогает достигать цели. Вот бежишь ты по жизни со слабой надеждой взлететь, и все смотрят на тебя с жалостью, в лучшем случае — с непониманием. Но ты — взлетаешь, и все они с высоты кажутся точками. Не потому что в мгновение так уменьшились, а потому что план сверху (лекции по основам рисунка) делает их точками — сотней обращенных к тебе точек-лиц. С открытыми, как представляется, ртами. А ты летишь в избранном тобой направлении и чертишь в эфире дорогие тебе фигуры. Стоящие внизу ими восхищаются (немножко, может быть, завидуют), но не в силах что-либо изменить, поскольку в этих сферах всё зависит лишь от умения летящего. От прекрасного в своем одиночестве авиатора".

Расщепление между детским желанием поражать торчащими усами и очками-консервами и взрослым стремлением стать человеком состоявшимся, перестать зависеть от окружающих — это могло стать идеей книги, кабы не забивающая всё "схема Улицкой": женское вращение вокруг героя и кровососущие насекомые.

"Сиверская 1900-х годов — дачная столица России. Комариная столица. Особенно в июне. Я думаю, комаров там хватает и сейчас — хоть в Комарово переименовывай, — но сейчас-то есть спреи, пластины, мази. А тогда? Ну, может быть, мази. В остальном же, я думаю, по преимуществу костер. Это был костер, в котором горели старые тряпки, листья и всякая мелочь, дающая много дыма. Только ведь Платошу техническая сторона дела не интересует.
Ему важны такие подробности, как осторожное, несколько даже вертолетное приземление насекомого на руку. Комар — не муха, он по руке не перемещается. Где приземлился, там и работает. Втыкает свой хоботок в беззащитную кожу и начинает сосать кровь. Прихлопнешь его на руке — и по коже размазывается кровь. В детстве я слышала, что, если комара прихлопнуть на месте преступления, кожа не будет чесаться. Думаю, это преувеличение, преследующее воспитательные цели: за преступлением должно следовать наказание. На том же месте и в тот же час. Так сказать, искупление кровью.
[...]
Понравится ли Платоше написанное мной?
"

Так и хочется спросить: авторы, вы что, консультируетесь друг с другом, выясняя, какой паттерн "трепетной, но мудрой женщины", одолеваемой клопами, комарами и прочими паразитами, может растрогать сердце жюри? Решаете, каким образом беготня с лекарствами, чашками чаю и сопливыми платками описывает место самки хомо на грешной земле? Сверху, само собой, ложатся горы деталей, размывающих картину событий, как размывает ландшафт свалка, гектары мусорных наслоений. Детали, по большей части не нужные ни для атмосферы места действия, ни для собственно действия, нынче в моде. В результате получается помесь хендмэйда и любовного чтива, фаворитов "нашей главной читательской аудитории" — чувствительных матерей и жен, не слишком охочих до научно-философских теорий.

Интересно также, с чего это все лауреаты последней "Большой книги" хором заговорили про кур?

Л.Юзефович ударяется в воспоминания и напутствия: "Привезли курицу, и все знали, что перед съёмкой этого эпизода её зарежут. Относились к этому спокойно, ведь курицы для того и существуют. А птица вдруг снесла яйцо — и сразу как-то очеловечилась в наших глазах! Если бы она клевалась или кричала, её никто бы не пожалел. Но она сделала то, для чего она предназначена природой — и вызвала всеобщее сочувствие. В итоге зарезали другую курицу.
Нужно понять, для чего мы предназначены. И посвятить этому делу свою жизнь. И бог будет к нам милосерден, как к этой курице
".

Получая приз за III место, Л.Улицкая шутит, что "не верила в такую возможность, потому что, как она прекрасно помнит, двух куриц в одни руки не дают". Оказывается, дают и давать будут. Чтобы не возиться с кем посвежее.

Михаил Визель в "Годе литературы" намекает: "сейчас из одиннадцати финалистов девять представляют одно издательство (и три редакции внутри него), и два — другое. Все четверо победителей (двое из троих победителей "народного" голосования совпали с "профессиональными") представляют одно супериздательство — АСТ. И трое из них, собственно, весь "профессиональный" пьедестал, одну редакцию — "Редакцию Елены Шубиной". Если добавить ним выпущенное там же "Ненастье" Алексея Иванова, которому не хватило в прямом математическом смысле двух голосов до третьего места, картина выходит пугающая". Он же призывает не укорять писателя полученной премией. А завершает статью пожелание "сколько ни поощряй на словах (и даже на деле — грантами на издание книг) "независимое книгоиздание", все равно система самособирается в "Гослитиздат". В котором выстроена четкая иерархия: есть писатели-генералы, всегда получающие главные премии, есть писатели-полковники, получающие вторые премии, и есть писатели-лейтенанты, до внуков ходящие в "молодых" и "подающих надежды". Так что нас ждут и вторые, и третьи курицы — безусловно, качественные и достойные: издателям проще с раскрученными брендами. Но все-таки хочется, чтобы к ним и дальше залетала порой не пойми откуда непонятная, взъерошенная птица".

Итак, перед нами четкая тенденция — награждать курицыных детей из одного курятника, хоть бы их произведения и дублировали друг друга, и были не того жанра, который, собственно, является предметом награждения. Мейнстрим, столь гордый своей независимостью, демонстрирует свою зависимость от издательской политики и, что забавней всего, от надоевших маркетинговых ходов — теперь на уровне подсознания: раскрученные "бренды", известные имена, популярная тематика... Хотя зачем, спрашивается, потакать кому-то, выбирая произведение искусства, написанное не корысти ради, но только волею пославшей автора музы?

Комментарии

( 76 комментариев — Оставить комментарий )
yu_sinilga
2 фев, 2017 18:56 (UTC)
Ещё раз благодарствую тебе - и Тате; месяц раздумывала, стоит ли перепечатывать старое, если теперь мне вдвое больше лет, чем девочке, сочинившей свой извод шекспировской драмы; но вышло концептуально и довольно забавно. Спасибо!
inesacipa
2 фев, 2017 19:30 (UTC)
Та девочка писала в полную силу. Нечего себя забывать с течением наших лет - хоть бы и молодую, и наивную.
yu_sinilga
2 фев, 2017 19:47 (UTC)
Да, стиль уже сформировался, это и литературные критики отмечали. Замечательная история с ним связана: году этак в 2002-м добрые люди из "АСТа" пытались выкупить у меня авторские права на первый рассказ, и чтобы я нигде никогда не смела текст воспроизводить, и сулили аж триста рублей взамен :)) Как я их послала лесом :) Наглость Парамоши Корзухина с хлудовским медальоном: "десять долларов!" - а назад выкупай уже за "триста долларов". Хамы.
inesacipa
2 фев, 2017 19:57 (UTC)
Мне кажется, подобные "эксклюзивные права" навешивались на писателя в расчете, что однажды они ему понадобятся, и тогда можно будет задрать цену. Да только не во всех случаях те бумажки работают. Если вещь переделана на 20%, всё, она под те "договорА" не подпадает.

Я однажды, утомившись издательской настойчивостью, сказала юристам: "Ну вы и идиоты, раз не понимаете, что нон-фикшн я для переиздания на раз переделаю, это не художественное произведение, из которого слова не выкинешь. И будете куковать со своими "эксклюзивными правами", как последние мудаки. Хотя почему "как"?"
yu_sinilga
2 фев, 2017 20:08 (UTC)
С науч-попом проще, конечно. Впрочем, настала эра Числа, и обнулила все права - и авторские, и издательские. Теперича мы все как те бомбейские ткачи, убитые ткацким станком, - скоро писательские косточки по дорогам забелеют.
(без темы) - inesacipa - 2 фев, 2017 20:14 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 3 фев, 2017 00:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 3 фев, 2017 00:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 3 фев, 2017 00:35 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 3 фев, 2017 00:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 3 фев, 2017 00:52 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 3 фев, 2017 00:58 (UTC) - Развернуть
(Удалённый комментарий)
inesacipa
2 фев, 2017 19:29 (UTC)
Не за что. Творческих успехов вам, Антон!
yu_sinilga
2 фев, 2017 19:37 (UTC)
Стихи твои прочла: иронические ужасы, трагикумедь обыденности. С праздником, сегодня есть повод отметить :)
inesacipa
2 фев, 2017 19:41 (UTC)
Побольше нам всем таких праздников.
(Удалённый комментарий)
yu_sinilga
3 фев, 2017 12:32 (UTC)
— Если хотите, я нанесу еще больше! Еще выше нанесу!

Могу отзыв солиднее написать, если нужно, а не реплику на бегу :)

Edited at 2017-02-03 13:02 (UTC)
inesacipa
3 фев, 2017 13:04 (UTC)
Напиши-напиши - и продублируй прямо там, в "Квадриге", в комментах. Это будет очень показательно!
yu_sinilga
3 фев, 2017 13:09 (UTC)
Так сразу я не могу. Мне надо выпить кофе, принять ванну...
(без темы) - inesacipa - 3 фев, 2017 13:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 3 фев, 2017 13:30 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 3 фев, 2017 13:31 (UTC) - Развернуть
(Удалённый комментарий)
yu_sinilga
3 фев, 2017 13:37 (UTC)
Вот так чихнёшь в ЖЖ - и ты уже промоутер и на обложке :)
(Удалённый комментарий)
mumrik_snussi
2 фев, 2017 20:36 (UTC)
Уж лучше б эти музы помолчали...иль авторов куда-нибудь послали...
Тебе аплодисменты за разнос!)
inesacipa
2 фев, 2017 20:39 (UTC)
Спасибо, дорогая! Буду продолжать в том же духе.
crazybard
3 фев, 2017 07:30 (UTC)
Они обокрали Цири и Геральта из Ведьмака 3.
http://www.mirf.ru/book/bookreview/denis-kascheev-drakonya-krov
inesacipa
3 фев, 2017 11:15 (UTC)
О господи! Я уж было решила, что это лауреаты "Большой книги" обокрали старого тролля Сапковского. Нетушки, эти бы обокрали кого получше - и не столь известного.

А масслиту Сапковский аккурат для обкрадывания подходит.
malcolmina_sama
7 фев, 2017 19:02 (UTC)
То МТА друг у друга списывают, теперь эти.
inesacipa
7 фев, 2017 20:01 (UTC)
И это было бы смешно, не будь так скучно и гадко: год за годом все та же отрицательная селекция "формата", в любой сфере творчества.
malcolmina_sama
12 фев, 2017 00:01 (UTC)
Что-то как-то реально скучно и тоскливо.
Искала я тут, узнавала, и похоже, одни армадовафли остались: журналы, которые принимали фантастику, все почти позакрывались (за нерентабельностью, поди) и всё как-то гадко.
Загубили ребятки отрасль, сделали чужую профессию хобби и свалили себе на острова.
inesacipa
12 фев, 2017 00:05 (UTC)
Вот-вот. А кто виноват? Известно кто - пираты! Издатели так верят в свое умение переводить стрелки...
malcolmina_sama
16 фев, 2017 15:03 (UTC)
А ведь когда-то это всё отделяло литературу от графомании. :)
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 15:14 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 18:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 18:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 18:43 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 18:44 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 19:28 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 19:30 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 19:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 19:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 20:03 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 20:16 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 16 фев, 2017 21:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 16 фев, 2017 22:24 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 18 фев, 2017 15:44 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 18 фев, 2017 16:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 18 фев, 2017 17:15 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 18 фев, 2017 20:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 20 фев, 2017 02:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 20 фев, 2017 11:21 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 20 фев, 2017 16:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 20 фев, 2017 16:32 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 21 фев, 2017 22:06 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 21 фев, 2017 22:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 22 фев, 2017 21:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 22 фев, 2017 22:33 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 23 фев, 2017 18:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 23 фев, 2017 19:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 23 фев, 2017 19:25 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 23 фев, 2017 19:44 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 24 фев, 2017 15:06 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 24 фев, 2017 15:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 24 фев, 2017 23:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 24 фев, 2017 23:43 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 25 фев, 2017 23:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 фев, 2017 00:00 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 26 фев, 2017 16:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 фев, 2017 16:55 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 26 фев, 2017 20:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 фев, 2017 21:00 (UTC) - Развернуть
(без темы) - malcolmina_sama - 3 мар, 2017 16:25 (UTC) - Развернуть
( 76 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930



Метки




Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner