?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая | Следующая

Курицыны дети


Лауреаты нынче — смех и грех,
А премии теперь — как пули-дуры.
И если Юзефович лучше всех,
То вот вам и конец литературы.
Аристарх Зоилов-I


"Большая книга" вызвала уже даже не раздражение и негодование, а попросту недоумение и брезгливость. В одних случаях мы видим использование служебного положения — смена правил в ходе игры с каким-то купеческим, как в старину говорили, озорством. В частности, награжденная "Большой книгой" "Зимняя дорога" — отнюдь не роман, а документальная проза. Так что оценивать ее как роман ни у кого не получится. Специалист-историк, знаток описываемого периода может затеять дискуссию на тему "Почему не были учтены и обработаны такие-то источники?", но литературному критику здесь делать нечего. Работу Л.Юзефовича нельзя ни хвалить, ни ругать как художественную прозу, поскольку документальный жанр оценивается по другим критериям.

Тут если кого и обсуждать, то жюри: каким образом в качестве романа был представлен исторический нон-фикшен? Перед книгой отчего-то (видимо, для прояснения этого вопроса) дана статья некой Валерии Пустовой в журнале "Октябрь", 2015, №№ 4–6: "В то время как новейшая историческая проза мутирует в фантастику или эмигрирует на поле нон-фикшн, роман Леонида Юзефовича пролагает иной путь к памяти. Автор доказывает, что анализ — такая же писательская сила, как воображение, но, вплотную придерживаясь фактов — дневниковых записей, писем, свидетельств, — занят не занимательным их изложением, а выявлением закономерностей жизни". Кто-нибудь понял, что значит наукообразный бред В.Пустовой? Что изложение дневников, писем и прочих источников может быть изложением, а может, с благословения Большого жюри, не считаться таковым, а считаться "выявлением закономерностей жизни"? Новый жанр родился?

Что там дальше? "Карта боевого похода "белого" генерала и "красного" командира в Якутию в начале двадцатых годов прошлого века обращается для читателя в рисунок судьбы, исторические документы вплетаются в бесконечные письмена жизни, приобщающие читателя к архиву бесценного человеческого опыта. Роман о том, как было, превращается в роман о том, как бывает. Из хроники вырастает миф — о чем автор скупо обмолвится, на миг прервав скрупулезную реконструкцию чужих приключений. Да, в романе содержатся ростки для сказки о поиске "ключа бессмертия" в "заколдованном лесу" под "ледяной горой", для мифа о крае света и вечно стартующей одиссее, но точно также в нем прорастают сотни романов, трагических опер, горьких и ироикомических повестей. Это документальное полотно... " — и далее совсем уж невменяемое бла-бла-бла, в котором сухая описательная повесть безбашенно и безграмотно сравнивается с "Илиадой".

Позвольте, но если перед нами документальное полотно, то какого лешего пустоголовая Пустовая противопоставляет сей опус нон-фикшну? Труд по истории края, эссе это или монография, и есть нон-фикшн. Писатель Л.Юзефович написал нон-фикшн по истории конца 10-х — начала 20-х годов, снабдив повествование микроскопическими вкраплениями изложенных, а может, придуманных автором мифов. Искать эти вкрапления с лупой по всему историческому эссе, уж извините, недосуг.

Всякому, кто намерен изворачиваться ужом на сковороде, доказывая, будто "Зимняя дорога" каким-то неведомым образом может быть причислена к романистике, стоит прочесть несколько страниц, написанных вполне академическим стилем: "Из всей его группы уцелел только тяжело раненный и принятый нападавшими за мертвого начштаба Бухвалов, но и он скоро умер, ничего толком не успев рассказать. Ход событий восстановили по следам на снегу и положению трупов. Этим занялся командир головного эскадрона Иван Строд. В тот день он с авангардом отряда находился уже в Якутске, о случившемся узнал по телефону и на место гибели товарищей поспел лишь к вечеру.
"Мороз гулкими шагами делает свой ночной обход, трещит лед на Лене, — вспоминал Строд открывшуюся перед ним картину. — Черными, неподвижными, окоченевшими точками разбросаны по снегу те, кого здесь настигла смерть".
Отряд считался конным, исчислялся не в штыках, а в саблях и делился на эскадроны, но верховых лошадей должны были получить на месте. Двигались в санях и крытых кошевках. Каландаришвили со штабом, демонстрируя миролюбие и желая вызвать у якутов доверие к себе, ехал не таясь, без походных застав и разведки, и повстанцы об этом знали. Нападение произошло на льду Техтюрской протоки Лены. Узкая дорога вилась между островами, по сторонам ее поднимались обрывистые берега, поросшие тальником. Сидевшие в засаде якуты стреляли с такого близкого расстояния, что пыжи из ружей долетали до цели вместе со свинцом, их потом находили на телах убитых
". Каким образом следует оценивать подобный текст с художественной точки зрения?

Впрочем, попытки сделать из вполне приличной документальной прозы плохой роман привели к тому, к чему и должны были привести. Автор "Зимней дороги" пришел к выводу, что "им там виднее" и ощутил себя романистом и в данном случае, когда им был написан вовсе не роман, а приличный том документальной прозы. И сразу, знаете ли, всякое на ум пришло: что жюри ударилось в пассеизм. Притом, что все три лауреата "Большой книги-2016" уже получали эту премию в прошлые годы. Леонид Юзефович — за "Журавлей и карликов" (2009), Евгений Водолазкин — за "Лавра" (2013), Людмила Улицкая — за "Даниэля Штайна, переводчика" (2007). Работать с проверенными людьми и раскрученными авторами проще, чем искать новые имена, не так ли?

Гипотезу подтверждает выбор остальных лауреатов, чьи опусы попросту гомогенны, страницы избранных жюри книг можно тасовать, как колоду карт.

Улицкая демонстрирует своеобычное для ее книг вращение женской души вокруг мужского глубокомыслия. И опять в дело идут воспоминания и исторические источники начала прошлого века, где, по ощущению пресловутого жюри, прикопана вся мировая мудрость, в дневниках какого-нибудь университанта 1910-х: "Мысли о дарвинизме: теория эволюции органической жизни представляется мне в виде главной оси, от которой идут разветвления. Представители существующего животного мира располагаются на концах, из центральной оси нам известны не все, так как виды переходные не долговечны. Исполнив свое назначение (если о таковом вообще можно говорить), т. е. послужив ступенью к другому виду, — они исчезают.
Самым интересным вопросом является отыскание места человека на этой таблице. Есть ли он переходная ступень для чего-нибудь другого (например, к сверхчеловеку Ницше), или он занимает место на каком-нибудь конце разветвлений, что обуславливает более молодой возраст его как органического вида.
Сейчас мне пришло в голову такое решение этого. Если мы будем размножать какое-нибудь животное, очень быстро размножающееся, например, низшие или простейшие, или бактерии, то через некоторое время мы можем получить сотни поколений, последние поколения в силу закона эволюции уже будут, может быть, резко отличаться от первых. Заметив, через сколько поколений появляется разница, зная, сколько времени нужно для того, чтобы одно поколение выросло и сумело давать жизнь другим, мы сможем вывести отношение между возрастом жизни и периодом появления отличий.
Это отношение можно применить к жизни человека и узнать, когда могли или смогут появиться у человека такие отличия, при посредстве которых мы сумеем определить, где его место в родословной существующих и существовавших видов
". Таким Улицкой видится мужское глубокомыслие.

А так — женские метания: "Горло перехватило от жалости. Нора увидела вдруг, как горько и достойно она жила. Идеологическая бедность. Голые окна. Занавески, по ее убеждениям, — атрибут мещанства. Две задекорированные, скорее, забаррикадированные двери прежде анфиладной квартиры — одна буфетом, вторая книжным шкафом. Пыли в нем было не меньше, чем книг. У Норы с детства начиналась аллергия, когда она тут ночевала — в те годы, когда звала бабушку Марусю Мурлыкой и обожала детской страстью. Книги знакомые все до единой. Читаные, хорошо читаные. И по сей день Нора сражает всех невежд глубиной культуры — и вся культура ее происходила из этих двух сотен книг, подобранных как на необитаемый остров, испещренных мелкими карандашными заметочками на полях. От Библии до Фрейда. Ну да, необитаемый остров. Впрочем, вполне обитаемый — здесь паслись стаи клопов. Нору они в детстве заедали, а бабушка их не замечала. Или они ее?"

В сожительстве книг с клопами — вся Улицкая. У мужчин — споры с гениями, первооткрывателями. У женщин — воспоминания о сражениях с досадными невеждами и нищем быте. Мне кажется, сколько данный автор ни пиши "о женском" как бы с любовью и сочувствием, уши мизогинизма торчат из всех его книжек. Жизнь женщины — орбита вокруг горы хлама, эмоционального и материального: "Нора пролежала на Тенгизовых простынях, пока запах его почти улетучился, только иногда подушка вдруг отдавала какую-то тень его тела. И Нору передергивало.
“Это просто такая молекула, молекула его пота, — думала Нора. — А у меня такая болезнь, сверхчувствительность к этому запаху. Что за напасть? Почему эти короткие разряды так прожигают, оставляют такой след, такой шрам? А если бы он был обыкновенным любовником, с которым едешь на неделю в Крым или заводишь роман на гастролях — был же чудный мальчишка в прошлом году в Киеве, или старый Лукьянов, актер, бабник, любитель деталей и подробностей, почти на двадцать лет старше… — не так бы болело?” Ответа не было…
Шестой раз Нора с Тенгизом расставалась, и каждый раз это было все тяжелее.
[...]
Дыру, пробитую Тенгизом в ее существовании, полностью не прикрывал даже Юрик, и она залатывала ее любым пригодным для этого материалом. “Развнедельный” Костя пробоины этой не затыкал: маленький пластырь на большую рану. Лучше всего дыра конопатилась работой, она бралась за любое дело, не требующее выхода из дому.
[...]
– Ты меня не выгонишь? — сбрасывая полушубок, спросил Тенгиз.
Тогда Нора сказала про себя — выгоню! И одновременно вслух — заходи!
Колотун закончился: Нора поняла, что в одну минуту вошла в главное состояние своей жизни — быть рядом с Тенгизом. Это лучшее, что может быть, лучше всего ей известного — говорить с ним, сидеть за столом, спать, молчать.
– Мне одинаково сильно хочется тебя выгнать и уложить в койку. Я Козерог, Тенгиз. Для Козерога мир перестает существовать, когда он занимается любимым делом. А у меня любимое дело — ты…
".

Сорваться с любовной орбиты и уйти в стратосферу интеллектуальной деятельности не дано ни образованной женщине, ни даже женщине, умеющей думать и творить.

Е.Водолазкина и открывать не стоило, чтобы сказать: опять нам будут скармливать связь с тем самым историческим прошлым, которое в конце XX века глядит на нас, как на говно недостойных преемников своих.

Герой Водолазкина Платонов двойственен в суетном желании "вот так же стоять в окружении помощников и, глядя вдаль, медленно подносить к губам папиросу. Так же подкручивать торчащие кончики усов. Перед тем как двинуться к аэроплану, одной рукой застегивать на подбородке лямку шлема. Не спеша надевать очки-консервы. Но главная прелесть для меня заключалась даже не в этом. Меня завораживало само слово — авиатор", — и в то же время мечтающий о свободе от мнения "червей земных": "Мне кажется, что у людей состоявшихся есть особенность: они мало зависят от окружающих. Независимость, конечно, не цель, но она — то, что помогает достигать цели. Вот бежишь ты по жизни со слабой надеждой взлететь, и все смотрят на тебя с жалостью, в лучшем случае — с непониманием. Но ты — взлетаешь, и все они с высоты кажутся точками. Не потому что в мгновение так уменьшились, а потому что план сверху (лекции по основам рисунка) делает их точками — сотней обращенных к тебе точек-лиц. С открытыми, как представляется, ртами. А ты летишь в избранном тобой направлении и чертишь в эфире дорогие тебе фигуры. Стоящие внизу ими восхищаются (немножко, может быть, завидуют), но не в силах что-либо изменить, поскольку в этих сферах всё зависит лишь от умения летящего. От прекрасного в своем одиночестве авиатора".

Расщепление между детским желанием поражать торчащими усами и очками-консервами и взрослым стремлением стать человеком состоявшимся, перестать зависеть от окружающих — это могло стать идеей книги, кабы не забивающая всё "схема Улицкой": женское вращение вокруг героя и кровососущие насекомые.

"Сиверская 1900-х годов — дачная столица России. Комариная столица. Особенно в июне. Я думаю, комаров там хватает и сейчас — хоть в Комарово переименовывай, — но сейчас-то есть спреи, пластины, мази. А тогда? Ну, может быть, мази. В остальном же, я думаю, по преимуществу костер. Это был костер, в котором горели старые тряпки, листья и всякая мелочь, дающая много дыма. Только ведь Платошу техническая сторона дела не интересует.
Ему важны такие подробности, как осторожное, несколько даже вертолетное приземление насекомого на руку. Комар — не муха, он по руке не перемещается. Где приземлился, там и работает. Втыкает свой хоботок в беззащитную кожу и начинает сосать кровь. Прихлопнешь его на руке — и по коже размазывается кровь. В детстве я слышала, что, если комара прихлопнуть на месте преступления, кожа не будет чесаться. Думаю, это преувеличение, преследующее воспитательные цели: за преступлением должно следовать наказание. На том же месте и в тот же час. Так сказать, искупление кровью.
[...]
Понравится ли Платоше написанное мной?
"

Так и хочется спросить: авторы, вы что, консультируетесь друг с другом, выясняя, какой паттерн "трепетной, но мудрой женщины", одолеваемой клопами, комарами и прочими паразитами, может растрогать сердце жюри? Решаете, каким образом беготня с лекарствами, чашками чаю и сопливыми платками описывает место самки хомо на грешной земле? Сверху, само собой, ложатся горы деталей, размывающих картину событий, как размывает ландшафт свалка, гектары мусорных наслоений. Детали, по большей части не нужные ни для атмосферы места действия, ни для собственно действия, нынче в моде. В результате получается помесь хендмэйда и любовного чтива, фаворитов "нашей главной читательской аудитории" — чувствительных матерей и жен, не слишком охочих до научно-философских теорий.

Интересно также, с чего это все лауреаты последней "Большой книги" хором заговорили про кур?

Л.Юзефович ударяется в воспоминания и напутствия: "Привезли курицу, и все знали, что перед съёмкой этого эпизода её зарежут. Относились к этому спокойно, ведь курицы для того и существуют. А птица вдруг снесла яйцо — и сразу как-то очеловечилась в наших глазах! Если бы она клевалась или кричала, её никто бы не пожалел. Но она сделала то, для чего она предназначена природой — и вызвала всеобщее сочувствие. В итоге зарезали другую курицу.
Нужно понять, для чего мы предназначены. И посвятить этому делу свою жизнь. И бог будет к нам милосерден, как к этой курице
".

Получая приз за III место, Л.Улицкая шутит, что "не верила в такую возможность, потому что, как она прекрасно помнит, двух куриц в одни руки не дают". Оказывается, дают и давать будут. Чтобы не возиться с кем посвежее.

Михаил Визель в "Годе литературы" намекает: "сейчас из одиннадцати финалистов девять представляют одно издательство (и три редакции внутри него), и два — другое. Все четверо победителей (двое из троих победителей "народного" голосования совпали с "профессиональными") представляют одно супериздательство — АСТ. И трое из них, собственно, весь "профессиональный" пьедестал, одну редакцию — "Редакцию Елены Шубиной". Если добавить ним выпущенное там же "Ненастье" Алексея Иванова, которому не хватило в прямом математическом смысле двух голосов до третьего места, картина выходит пугающая". Он же призывает не укорять писателя полученной премией. А завершает статью пожелание "сколько ни поощряй на словах (и даже на деле — грантами на издание книг) "независимое книгоиздание", все равно система самособирается в "Гослитиздат". В котором выстроена четкая иерархия: есть писатели-генералы, всегда получающие главные премии, есть писатели-полковники, получающие вторые премии, и есть писатели-лейтенанты, до внуков ходящие в "молодых" и "подающих надежды". Так что нас ждут и вторые, и третьи курицы — безусловно, качественные и достойные: издателям проще с раскрученными брендами. Но все-таки хочется, чтобы к ним и дальше залетала порой не пойми откуда непонятная, взъерошенная птица".

Итак, перед нами четкая тенденция — награждать курицыных детей из одного курятника, хоть бы их произведения и дублировали друг друга, и были не того жанра, который, собственно, является предметом награждения. Мейнстрим, столь гордый своей независимостью, демонстрирует свою зависимость от издательской политики и, что забавней всего, от надоевших маркетинговых ходов — теперь на уровне подсознания: раскрученные "бренды", известные имена, популярная тематика... Хотя зачем, спрашивается, потакать кому-то, выбирая произведение искусства, написанное не корысти ради, но только волею пославшей автора музы?

Комментарии

( 150 комментариев — Оставить комментарий )
yu_sinilga
24 дек, 2016 14:36 (UTC)
Дыру, пробитую Тенгизом в ее существовании, полностью не прикрывал даже Юрик, и она залатывала ее любым пригодным для этого материалом. “Развнедельный” Костя пробоины этой не затыкал: маленький пластырь на большую рану. Лучше всего дыра конопатилась работой, она бралась за любое дело, не требующее выхода из дому.

Какой похабный фрейдизм в вульгарном понимании. Улицкая чудовищна. И что за примитивный, стёртый язык.

inesacipa
24 дек, 2016 17:45 (UTC)
Наконец-то пробилась и поправила путаницу лауреатов. 😊

Улицкая своеобычно отвратительна, что и говорить. Горы деталей, ненужных и неинтересных, какая-то старческая сальность (впрочем, ей это всегда было присуще), а уж стилистических ошибок-то... "...такая молекула, молекула его пота, — думала Нора. — А у меня такая болезнь, сверхчувствительность к этому запаху. Что за напасть? Почему эти короткие разряды так прожигают, оставляют такой след, такой шрам?"
yu_sinilga
24 дек, 2016 18:22 (UTC)
"Лучше всего дыра конопатилась работой, она бралась за любое дело, не требующее выхода из дому" - т.е. ДЫРА бралась. Чертой оседлости словесность российская прирастать будет! Две курицы в одни руки для мадамы У. и два тенгиза на одну дыру. Щастье есть, его не может не быть!

(без темы) - inesacipa - 24 дек, 2016 18:35 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 24 дек, 2016 19:02 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 24 дек, 2016 20:38 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 24 дек, 2016 20:49 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 24 дек, 2016 21:36 (UTC) - Развернуть
Re: *ухмыляясь* - yu_sinilga - 26 дек, 2016 11:21 (UTC) - Развернуть
Re: *ухмыляясь* - inesacipa - 26 дек, 2016 11:55 (UTC) - Развернуть
Re: *ухмыляясь* - yu_sinilga - 26 дек, 2016 12:00 (UTC) - Развернуть
Re: *ухмыляясь* - inesacipa - 26 дек, 2016 12:06 (UTC) - Развернуть
Re: - yu_sinilga - 26 дек, 2016 12:32 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 12:47 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 26 дек, 2016 23:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 23:20 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 26 дек, 2016 23:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 23:45 (UTC) - Развернуть
ah_nasaroh
24 дек, 2016 14:59 (UTC)
(в некотолром ужоззе) Мать! Я все это уже неоднакраино читала, При чем - в реально сильном исполнении. От Гайдара до Трифонова, ептить, дерут. И если бы мысли и приемы применялись на должном уровне, так нет жеж.
Когда школота в феврале 17-го спорит об участи лабораторной крыски, нарекает ее Феней(?), внезапно начинает видеть в ней индивидуальность - это гениально. И очень смешно. И трогательно. Тут же эта курица с яйцом...Ну, для тех, кто Трифонова не читал, ага.
Улицкая ваще чо-та хммммм...Пральна, а на хера ей спецом поэтизировать быт среди клопов и пыли, если можно прямой наводкой дать читателю в лобешник: так жить - круто патамушта антиллихентно! Те, кто искал вокруг поэзию от безысходности, живя в тех проходных комнатушках с кучей книг (и невыводимой ничем и никак пылью, ессно, куда от нее, если книги занимают основное жизненное пространство) - уже почти ушедшая натура. а нынешним, типа, про старые времена и так сойдет.
Кстати, жалких 200 томов и такой срач - это уже что-то нечто, между нами девочками. Как и охуенная эрудиция со столь ничтожной начитанностью. Уж бум честны.
inesacipa
24 дек, 2016 17:53 (UTC)
Ну дак Юзефович это рассказывал про съемки, на которых бывал, это не фрагмент из книги (если не вранье "под Трифонова"). Совпадение с чужой книгой. Бывает, чо.

Улицкая и раньше была плоха, а сейчас и вовсе в препорцию вошла. Героиня ее хороша несказанно. Антиллигентная, но слабая на передок Нора, неспособная поддерживать порядок в одном-единственном книжном шкафу (у меня книг впятеро больше, а ты видела у меня в доме пыль?), как, впрочем, и порядок в собственной башке - видать, образец "высокодуховной личности" для Улицкой с ее идеалами.
ah_nasaroh
24 дек, 2016 18:50 (UTC)
Отбор самого случая- совсем иной природы. И, походу, тут он из серии "для поддержания разговора". На тему возвышенности природы творцов (угу-угу, знаем мы эти несокрушимые высоты, когда речь не о курочках заходит...).
Так и про то же...Жила с тремя тысячами томов в небольшой комнате (в соседней проживали еще 2000 книг) - затрахалась на уборке. Оставила 1000, от остального избавилась, и пыль убирается, играючи.)))
(без темы) - inesacipa - 24 дек, 2016 21:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ah_nasaroh - 25 дек, 2016 12:03 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 25 дек, 2016 12:25 (UTC) - Развернуть
crazybard
24 дек, 2016 15:32 (UTC)
Я ни слова не понял - язык просто чудовищный. *потирает виски*
inesacipa
24 дек, 2016 17:55 (UTC)
Язык обычный. Идеи чудовищные. По глупости и мизерности.
kosenko_danila
24 дек, 2016 16:21 (UTC)
Про дыру, пробитую Тенгизом, вспоминается Цветаева:

Я не более, чем животное,
Кем-то раненое в живот.
Жжет...

и ещё несколько пошлых анекдотов из серии "Мне холодно". И никаких других ассоциаций. Понимаю, что здесь попытка показать "Васю я люблю, а Петя мне просто нравится".

Есть мнение, что читателю могут скоро надоесть эти несменяемые лауреаты и он скажет издателям: "Это ваши крокодилы, вот вы их сами и спасайте читайте."
inesacipa
24 дек, 2016 18:01 (UTC)
Цветаевой тут и рядом не лежало. Улицкая на цветаевский уровень понимания чувств и владения словом не натянется, даже если будет писать миллион лет и за каждую стилистическую ошибку получать удар током. Тут талант нужен, а не чугунная жопа пополам с дутой славой у любительниц "розовоталонного чтива".

Да уже надоели лауреаты. Лет пять назад ту же Колядину орды народа изругали. А нынче и открывать "лацуреатщину" скучно. Я сама еле-еле собралась.
yu_sinilga
24 дек, 2016 18:24 (UTC)
Совесть имейте, МЦ не трогайте.
(без темы) - kosenko_danila - 24 дек, 2016 18:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - yu_sinilga - 24 дек, 2016 19:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - kosenko_danila - 24 дек, 2016 19:12 (UTC) - Развернуть
omega14z
24 дек, 2016 16:30 (UTC)
Раньше я думала, что мне не хватает умственного багажа для того, чтобы вкурять и восхищаться...
Улицкую ту же мне назойливо рекламировали как образец правильного женского мышления..но мне оно казалось дикой смесью пафоса и пошлости. Эдакой подтухшей, неумело замаскированной под душевные метания пошлости...
inesacipa
24 дек, 2016 18:09 (UTC)
Аналогично. Мне сперва казалось, что я чего-то не понимаю, а потом я пришла к выводу, что это остальные чего-то не понимают. Потому как из бабульки с каждым годом перло месиво всё гуще и духовитей.

Если пошлость со всей ее грязнотцой, сплетнями, подглядыванием за соседями, полосканием чужого белья обильно приправить менторским взглядом на "пиздуховназдь", ароматизировать поддельными метаниями, украсить пафосом - Улицкая и получится. Кушайте, мыслящие по-женски, не обляпайтесь.
omega14z
24 дек, 2016 18:57 (UTC)
Дело в том, что тетенек, ведущих себя как героини Улицкой (или старающихся косить под такой типаж), я встречала в количестве и ассортименте... Полметра грязи на полу, в холодильнике мышь повесилась - зато сама мадам задрапирована в немыслимые тряпки, обвешана поделками из говна и веток, валяется томно на диване с журналом и надрывно рассказывает о своей высокодуховной неразборчивой половой жизни...
Попутно поучая и выражая презрение. "Ах, деточка, ты так наивна и меркантильна!".
Или наоборот - хвастается своим многолетним воздержанием, называя недоебит "чистотой"..те же яйца, вид сбоку.
Они все пытались строчить пошлые стишата...некоторые, впрочем, замахивались и на нетленку в виде рОманов.
Возможно это и есть целевая аудитория Улицкой....
(без темы) - inesacipa - 24 дек, 2016 20:59 (UTC) - Развернуть
morak_calderon
25 дек, 2016 05:54 (UTC)
Как-то оно всё совсем запаршивело.
Списки номинантов и призеров Хьюго и Небьюлы - список того, с чем однозначно следует ознакомиться. Роман, попавший в этот список, может "не зайти" (что чистая вкусовщина), но при этом будет интересен и оригинален. Списки номинантов и призеров отечественных конкурсов еще в двухтысячных перестали нести такую функцию.
Творчество - неважно. Размышления, построение сюжета, проработка характеров, атмосферность и психологизм - не важны. Гораздо важнее то, в каких кругах вращается автор, с кем здоровается за ручку, пьет коньяк - вот это вот всё. Смысл конкурсов при таком раскладе приближается к нулю. И хз, что хуже сейчас, фикоперская тусовка или фэндомовская: при взгляде со стороны кажется, что люди там и там ведут себя примерно одинаково.

Улицкая всегда была певицей бабьей доли в современной русской литературе. И первые её романы казались оригинальными, потому что в те времена, когда они печатались, ещё мало было литературы, где героиней была бы женщина, и повествование велось бы от её лица и с ее точки зрения. Однако с тех пор утекло много всего, взгляд на "женскую долю" изменился. Теперь женщине-героине недостаточно быть наблюдателем, описывающий события. Нужно действовать, принимать решения, думать - то есть делать то, что делал бы герой-мужчина в аналогичной ситуации, хотя, возможно, и другими способами. А Улицкая осталась там же. Как и раньше, ее героини не могут жить без мужчин, не существуют вне "мужского мира", как лже-лесби в порно играют на камеру, зазывая мужика. Просто сейчас это всё еще заметнее, потому что с возрастом мышление становится все более ригидным, и если с этим заранее не бороться, можно узнать в эту яму и не заметить.
inesacipa
25 дек, 2016 14:09 (UTC)
Улицкая как в начале своей писательской карьеры залипла на глуповатых, чувствительных и влюбчивых кулемах-"антилихентках", так у нее героини и не меняются. Притом, что все попытки засунуть эту кислую бабу в кого-то другого - вернее, другую: жесткую, строптивую, хладнокровную и даже стервозную - у аффтаров любовного чтива кончаются размягчением стервы до состояния кислятины. Это своего рода маркер: если стерва размякает "от любви", значит, аффтар пишет любовное чтиво, сколько бы ни называл его психологической драмой.

Зачем Улицкой и ей подобным бороться с аффтаром любовного чтива в себе? Это один из самых любимых ширнармассами жанров. А если тебя вдобавок не считают тупой песдой и каким-то образом даже пропихнули в мейнстрим - "так-то што ж не жить"!

Как только конкурс превращается в борьбу тусовок-группировок, он теряет всякий смысл. Читатель не хочет знать, какая группировка превозмогла и всех одолела, выдвинув своего человечка. Тем более, что через пару-тройку лет писево, выставляемое на витрину, становится стандартным, что та колбаса: вкус всё хуже, но вид неизменно одинаков.
morak_calderon
25 дек, 2016 14:35 (UTC)
С одной стороны - никто не застрахован от того, чтобы влюбиться, и жить какое-то время, поддаваясь чувствам. С другой стороны, любому наплыву чувств приходит конец, и знающий себя здравомыслящий человек старается не утонуть в эмоциях, понимая - после придётся разгребать всё, что наворотилось, пока "фонтаны били голубые и розы красные цвели"(ц). Но то здравомыслящий человек.

Лично мне в героинях Улицкой не нравится ровно то же самое, что и в реальных женщинах: это бесконечное стремление обвиться вокруг мужчины, поставить его в центре своего мира, заместив им собственное "я", лишить себя самостоятельности, обречь на созависимость хз чего ради. То ли это всё с молоком матери впитывается, то ли в раннем детстве вбивается. Тысячи их, таких вот адепток культа "священных штанов", выдаваемого за исконно-посконные скрепы, а Улицкая, получается, их рупор... Бррр...

Конкурсы (за редким исключением) уже стали закрытой песочницей, мало интересной кому-то со стороны. Что он Гекубе, что ему Гекуба...
(без темы) - inesacipa - 25 дек, 2016 16:03 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 30 дек, 2016 12:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 30 дек, 2016 15:15 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 2 янв, 2017 06:17 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 2 янв, 2017 17:05 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 4 янв, 2017 19:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 4 янв, 2017 19:40 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 4 янв, 2017 19:44 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 4 янв, 2017 19:47 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 4 янв, 2017 20:00 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 4 янв, 2017 20:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - morak_calderon - 4 янв, 2017 20:40 (UTC) - Развернуть
holier_than_thu
25 дек, 2016 23:45 (UTC)
Черт, не смогла удержаться и не вставить свои пять копеек на вот это: http://inesacipa.livejournal.com/951776.html?thread=70915552#t70915552 )))
Дабы не влезать в не мой тред, отмечусь на первом уровне.

Замечание "валяется томно на диване с журналом и надрывно рассказывает о своей высокодуховной неразборчивой половой жизни" немедленно вызвало из памяти образ друга ясельного детства, с соответствующей мимикой декламирующего под три аккорда:

Повеса пришел к поэтессе.
В полумраке дышали духи,
На софе, как в торжественной мессе,
Поэтесса гнусила стихи...

И еще раз, и трижды: "черт!" - сколько же мне на веку довелось повстречать представительниц этого типажа живьем... вот за что, спрашивается?!
inesacipa
26 дек, 2016 00:07 (UTC)
А я редко встречала поэтесс в домашних условиях, представляешь? Наверное, бог миловал.

Хуже всего было, когда на конференциях (научно-популярных) журнала "Историк и художник" в конце докладов вдруг вставало несколько противных старых баб и ползло по очереди на трибуну, завывать: "В тысячный раз любя, в тысячный раз рожая..." (с) - после этого хотелось кинуть в бабку стулом. Любя в тысячный раз... Постыдилась бы, дура старая!
holier_than_thu
26 дек, 2016 00:34 (UTC)
Я же, помнится, рассказывала тебе, что в относительно молодые годы много и плотно общалась с "ролевым сообществом". Там этого добра немеряно, а мое кошачье любопытство куда только меня не заносило. )))
Правда, в каждом случае больше, чем на однократный опыт, меня не хватало - мазохизм мне не свойственен в принципе, ну, ква.

И по моим наблюдениям, среди этой категории ДБД всегда 10 процентов бессовестно недоговаривают, а оставшиеся 90 - столь же бессовестно фантазируют (и тоже зовут Мавру, буде кто-то обманется и примет теоретизирования за чистую монету). ))
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 01:16 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 02:26 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 11:20 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 11:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 12:07 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 12:52 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 12:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 13:35 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 13:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 14:04 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 14:09 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 14:50 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 15:03 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 15:50 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 16:02 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 26 дек, 2016 16:25 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 17:01 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 10:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 15:09 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 15:17 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 15:23 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 15:51 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 15:54 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 16:07 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 16:12 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 16:20 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 16:24 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 17:30 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 17:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 27 дек, 2016 18:14 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 27 дек, 2016 19:38 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 29 дек, 2016 01:59 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 29 дек, 2016 06:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 30 дек, 2016 23:02 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 30 дек, 2016 23:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 31 дек, 2016 16:23 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 31 дек, 2016 16:51 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 31 дек, 2016 17:51 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 31 дек, 2016 17:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 31 дек, 2016 18:05 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 31 дек, 2016 18:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 3 янв, 2017 16:56 (UTC) - Развернуть
(без темы) - inesacipa - 3 янв, 2017 17:15 (UTC) - Развернуть
(без темы) - holier_than_thu - 3 янв, 2017 17:17 (UTC) - Развернуть
fonzeppelin
26 дек, 2016 12:48 (UTC)
Мда. Не думал, что увижу баталистику околоканцеляритом, но вот оно ж...
inesacipa
26 дек, 2016 12:51 (UTC)
Это нормальный язык исторических источников. Он сухой, безэмоциональный, скучноватый, но ценность источника не в "чуфствительности", конечно. Если человек написал дайджест исторических источников, какого хрена нам это преподносят как роман? Вот чего совершенно не понимаю.
fonzeppelin
26 дек, 2016 13:01 (UTC)
У меня вообще такое ощущение, что в конкретно этом фрагменте автор ориентировался на кинохронику с закадровым голосом. Потому как вот этот фрагмент -

""Мороз гулкими шагами делает свой ночной обход, трещит лед на Лене, — вспоминал Строд открывшуюся перед ним картину. — Черными, неподвижными, окоченевшими точками разбросаны по снегу те, кого здесь настигла смерть". "

- выглядит ну точно как вставка в документальный фильм "из воспоминаний N."
(без темы) - inesacipa - 26 дек, 2016 13:14 (UTC) - Развернуть
iswen
27 дек, 2016 10:38 (UTC)
От Улицкой реально замутило. Дыру ей пробили, ага... Не знаю, что бы Фрейд сказал, но мне уже противно. Если книги читают и читают регулярно - нет там пыли. И клопов нет. Они там вообще ничего не забыли, книгах, потому что твари кровососущие, им бы ближе к телу. Но для Улицкой что книги, что клопы, главное, сунуть свою героиню поглубже в пыль. Брррр!
inesacipa
27 дек, 2016 14:09 (UTC)
Улицкая обожает все эти мясные-натуралистически подробности. Не то что я, биолог по образованию, падаю в обморок от натурализма, но у меня неизменно возникает вопрос: нафуагра? Вот зачем тут "молекулы пота Тенгиза", клопы, аллергия и пылища (в одном-единственном небольшом шкафу с книгами, который ничего не стоит протереть от пыли), героиня, к которой не испытываешь ничего, кроме брезгливости? Идея-то в чем была? И была ли она вообще?
( 150 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  



Метки




Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner